История Ширин. Когда имя не оправдывает судьбу — Женщины за развитие

Home » Блог » История Ширин. Когда имя не оправдывает судьбу

История Ширин. Когда имя не оправдывает судьбу

Ширин Рзаханова родилась в г. Дербент и стала первым ребенком в семье потомственных ювелиров. Ребенок, для уже немолодой по дагестанским меркам семьи, был первым и, как следовало ожидать, ей дали особое имя, означающее — «сладость».
Следом за Ширин в семье появились два мальчика. Счастливая семья жила в достатке, почете и уважении соседей и родственников. Дела родителей-ювелиров шли очень хорошо, Все дети благополучно окончили школу, затем ВУЗы.
Ширин выбрала профессию врача и не прогадала — она оказалась востребованным молодым специалистом в своем городе. Вышла замуж по любви и согласию родителей за своего коллегу-врача, родила 4-х детей.
2013 год для семьи Ширин оказался роковым. Безмятежную жизнь семьи начало накрывать тучами, когда друг за другом умерли родители сначала мужа, затем самой Ширин. Начались ссоры, ухудшилось материальное положение, начались бесконечные выяснения отношений с братьями и сестрами по поводу наследства мужа и самой Ширин.
Сохранить брак и семью Ширин удалось титаническими усилиями, пожертвовав личной свободой и самостоятельностью — она полностью подчинилась воле мужа, который к этому времени из обычного верующего дагестанца превратился в фанатика нетрадиционного течения Ислама. Как внезапно оказалось, ей нельзя было работать, нельзя общаться с посторонними людьми и многое, что еще нельзя. Она сидела дома с детьми, вела хозяйство, которое к тому моменту весьма оскудело из-за нехватки денег в семье.
Чтобы поправить финансовое положение, в 2014 г. муж Ширин, по совету «новых братьев по вере», нанялся врачом в частную больницу в одной из провинций в Турции и семья спешно выехала на новое место жительства. По прошествии месяца адаптации и работы в больнице оказалось, что ожидания у врача и работодателя совершенно разные — зарплата была маленькая, ожидание результатов от работы — очень высокими. Но, «братья по вере» и тут не оставили без внимания проблемы «нового брата» и рекомендовали выехать в Сирию, где запрос на врачей был очень высоким и зарплаты тоже обещались высокими. Решение выехать было принято, несмотря на истерики Ширин, которая уговаривала мужа не ехать на войну, или, хотя бы, оставить ее с детьми в Турции. Просьбы и слезы Ширин не возымели никакого эффекта — он пригрозил, что детей он увезет в любом случае, и, если она не поедет, не увидит их больше никогда. Ей с детьми пришлось в очередной раз подчиниться и с помощью «новых братьев», переселиться в Сирию.
Вначале в Сирии жизнь семьи начала налаживаться — муж ходил на работу в госпиталь, получал хорошую зарплату, Ширин занималась детьми и хозяйством, семья жила в богатом доме, для жизни было все необходимое.
Очередная жизненная катастрофа настигла Ширин в 2017 году, когда военный госпиталь боевиков, в котором работал муж, был разбомблен в результате авианалета французской авиации. Для вдовы с четырьмя детьми, из которых старшей девочке было всего 13 лет, настали черные дни. Требования и необходимость переселиться во «вдовий дом», бесконечные авианалеты, бомбардировки и необходимость постоянно прятаться с детьми, снова начавшиеся финансовые проблемы не давали Ширин возможность оценить происходящее и принять адекватное решение, что же делать дальше.
В результате, по истечению двухмесячного обязательного траура, Ширин снова вышла замуж за командира одного из отрядов боевиков — этнического узбека, который знал русский язык. Новый муж выставил условие, что 13 летняя дочь Ширин — совершеннолетняя по меркам псевдогосударства, должна выйти замуж и даже подыскал ей такого кандидата в мужья, 25летнего дагестанца, боевика из своего отряда. Ширин в очередной раз пришлось подчиниться и выдать ребенка-дочь замуж за взрослого мужчину.
Жизнь с новым мужем в корне отличалась от предыдущего брака — Ширин разрешили работать врачом для женщин и детей, она стирала и чинила одежду боевиков, готовила дома еду для отряда мужа и ей даже платили за эту работу небольшие деньги. Почти год Ширин прожила в иллюзии, что жизнь снова потихоньку налаживается, — у нее родился ребенок и почти одновременно, появился на свет и внук. Дочка тоже на жизнь не жаловалась, растила своего малыша.
Но, как бывает на войне, имитация размеренной жизни закончилась внезапно — в очередном боестолкновении с правительственными силами Сирии, отряд нового мужа Ширин был уничтожен поголовно. Погибли сразу мужья Ширин и ее дочери.
Шел конец 2018 года, уже всем было понятно, что псевдогосударство потерпело поражение, у кого была возможность и деньги, бежали из Сирии и Ирака и пытались вернуться к себе на Родину. Не стала исключением и Ширин, которой надо было выбраться из этого ада и поневоле пришлось принимать самостоятельное решение не только за себя и свою семью, но и за маленькую семью малолетней дочери. К ее счастью, к этому времени на руках у нее оказалось семь тысяч долларов как своих накоплений, так и сбережений погибшего мужа, которых хватило для оплаты проводникам из зоны боевых действий в Турцию, затем перелета и в Дагестан.
В Дагестан Ширин с семьей добралась в апреле 2019 года с больными, при смерти маленьким ребенком и внуком. Малыши заболели пневмонией и бронхитом во время бегства из Сирии и ночевок под открытым небом, затем в приютах Турции и аэропортах.
По приезду Ширин была арестована, затем были долгие судебные процессы, в результате которых ей дали 8 лет колонии с отсрочкой исполнения наказания, пока ребенок не достигнет 14 лет. Пока судебные процессы перемежались больничными палатами, где лечились ее ребенок и внук и, пока она пыталась хоть каким-либо образом наладить быт своей семьи, устроить остальных детей в школу, найти источники дохода для семьи, — Ширин некогда было задуматься о своей жизни и о том пути, который она выбрала.
Уже сейчас, когда этот кошмар позади, она часто задумывается — а был ли у нее вообще выбор в жизни? Почему она не сказала нет в самом начале, когда уже начала беспокоиться о принятом мужем без ее ведома решении? Почему из-за неумения или нежелания отстаивать свою позицию она оказалась там, где она сейчас — абсолютно одна с несовершеннолетними детьми, без поддержки родных и близких, которых она оттолкнула в угоду мужу, с полным крахом всех надежд на светлое будущее и с перспективой тюремного заключения, без денег и работы, без квалификации врача, которую потеряла за эти годы, с маленьким внуком несовершеннолетней дочери на руках.

 


Leave a comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ

оказания психологической помощи жертвам домашнего насилия 8 800 550 23 95

Центр медиации «ЮрМедиа». Информационный партнер АНО "Женщины за развитие"

Яндекс.Метрика